Версия для печати

Нельзя ли прожить без проповеди?

30 сентября 2012 г.
Автор: 
30 сен 2012 Нельзя ли прожить без проповеди?

Чтобы отведать вкусный кофе люди отправляются в кофейню, чтобы выздороветь — спешат в больницу. Но, для чего ходить в церковь? Неужели проповедь может кого-то всерьез заинтересовать?

Первый раз придя в церковь, любой будет удивлен тем, как много времени на богослужении отведено проповеди. Неужели всем этим людям больше нечем заняться в солнечный воскресный день? Целый час они слушают одного человека, рассуждающего на темы, которые больше касаются "небесного" (как они это называют), чем земного и насущного. Причем, его лекции чаще требуют изменений в слушающих, чем "гладят их по голове". Это, казалось бы, должно надоесть уже в первый месяц. Но члены церкви продолжают собираться из недели в неделю, из года в год. Вернувшись в некоторые церкви через десяток лет можно обнаружить того же проповедника, говорящим на старые темы, и тех же людей, терпеливо слушающих его целый час и сокрушающихся о том, что им еще во многом нужно исправляться. Возможно они настолько привыкли к этому упражнению, что перестают видеть насколько странно это выглядит со стороны?

Я оказался в числе таких людей. Вот уже десять лет, как я прихожу послушать проповедь в одной из таких церквей. До этого я полагал, что проповедь — это пересказ библейских историй, присовокупляющий какие-то поучительные выводы. В лучшем случае — стройная презентация философских идей, доклад или пламенная пропаганда морали. С ними можно согласиться или поспорить. Воспринять всерьез или покритиковать. Но они не имеют ничего общего с моей повседневной жизнью. Не обладают научной точностью. И не обязывают к исполнению. Но каково же было мое удивление, когда я познакомился с тем, чем на самом деле является проповедь! Она оказалась совершенно не похожей на карикатуру, сложившуюся в моем сознании. 9 июня 2002 г. я услышал первую такую проповедь. Она называлась "Смысл жизни".

Я находился в церкви уже довольно долго, но это была первая проповедь, которую я понял и запомнил! Это был не рассказ и не доклад. Я не мог, как обычно, проигнорировать её. С ней нужно было либо согласиться, либо быть способным её опровергнуть. Она задевала вопросами, которые уже давно будоражили моё сознание. Кто я? Зачем я живу? Что будет после моей смерти? Но на фоне страха и неопределенности, которые обычно возникали при этих вопросах, я услышал ответы Бога. И они явно отличались от моих попыток объяснить реальность. Я впервые интуитивно почувствовал, что наконец-то нашел источник решения моего внутреннего конфликта. Это проповедь звучала не из уст заезжего проповедника, но человека, вступившего в должность пастыря нашей церкви. А это означало, что уже в следующий четверг прозвучит следующая проповедь, которая объяснит мне точнее и больше жизнь, о которой раньше я имел очень смутное понимание.

Дальнейшие проповеди по моим наблюдения оказались также весьма логичными. Сделав утверждение, проповедник приводил аргументы. Они не защищали его личную позицию. Но он убеждал. Проповедь меняла мировоззрение. Она не просто возводила крышу, вешая ее ни на чем, она укрепляла стены, которые должны были её поддерживать. И это было ново для меня. По крайней мере в духовном мире. Логика и аргументация для меня были сугубо научным делом. Ими я познавал математику, физику, биологию... Неужели проповедь может выдержать критику ума? Оказалось, что может. Более того, теперь она заставляла меня напряженно думать, приходя в церковь, и стараться, как бы чего не пропустить. У меня появилось уважение к проповеди.

Воскресенье за воскресеньем я отмечал что-то новое. Я стал видеть, что проповедь не только последовательна и логична, но и авторитетна. Она имеет власть надо мной. Я могу сопротивляться ей, но это — факт. Она судит меня. Наблюдая за развитием мысли в серии проповедей "Царство Божье и современный мир", я все больше убеждался в том, что её идея не родилась в голове проповедующего. Все книги Писания были вполне очевидно связаны одной темой: Бог царствует над всем. Она находилась в древних книгах и до того, как проповедник начал кропотливо работать над её извлечением. Так пастор перестал быть изобретателем в моих глазах. А стал всего лишь глашатаем мыслей Божиих.

Это было совершенно ново для меня! Я шел в церковь не по привычке и не под чьим-то давлением. Проповедь стала для меня событием недели. Оказывается, Бог говорит в наше время! Сама по себе, проповедь не богодухоновенна, но она объясняет богодухновенное Слово. Если проповедник будет послушен Богу, Слово проговорит через него. Бог проговорит! Как же я не встретился с проповедью раньше?!

Так Бог изменил моё отношение к проповеди, но на этом Его работа не закончилась. Точнее, она только началась. Теперь Ему предстояло перевернуть целые пласты моего мышления: отношение к авторитетам, умение контролировать эмоции, способность планировать время и десятки других. Я был в восторге! Оказывается Писание обо всем этом говорит! Как же я раньше жил без него?

Но перемена позиции — это одно, преображенная жизнь — совершенно другое. Хотелось бы прослушать проповедь и считать, что это и есть серьезное отношение к Слову. Но отнюдь нет. Слово должно изменить мои действия. Проповедь хочет не только моего внимания по воскресным утрам, и она стремится не просто обновить мой разум. Ей нужно сделать меня новым: научить иначе мыслить, действовать и даже чувствовать. Серьезное отношение к проповеди — это серьезное отношение к Богу. К тому, что Он хочет видеть во мне. Поэтому, только к началу 2004 г., через полтора года после первой услышанной проповеди я начал замечать серьезные перемены в своей жизни.

Я могу называть проповедь за проповедью, отмечая те перемены, которые они вызвали во мне. Но я скажу только о самой значимой для меня. Это была летняя серия проповедей 2008 года с интригующим названием "Истинно свободны". Эти проповеди прошли в суть того, кем я был. Они стали для меня открытой операцией на сердце. Это было еще одним доказательством сверхъестественной работы Святого Духа. Ведь пастор говорил с кафедры о целом ряде внутренних проблем, о которых знал только Бог. Это было глубокое знакомство с самим собой: со своими желаниями и их порабощающей силой, с претензией на значимость и страхом непризнания её другими. Но помимо осознания личной слабости проповедь открыла мне то, как Бог оценивает меня. Принимая эту реальность, я мог становиться свободней от страха того, что знают обо мне люди, от их принятия или отвержения. Я ясно увидел, как истина освобождает человека. Я пережил это внутри, получив удивительную способность спокойно говорить с человеком, тогда как в недалеком прошлом я ощущал сковывающий страх в такой же ситуации. Одно дело размышлять об истине, совсем другое -испытывать жизнь, которая приходит с подчинением ей. Нужно признать, что после таких переживаний проповедь, а точнее, истина, которую она приносит, действительно, становиться слаще меда (Пс. 18:8-12).

Все эти годы мне было интересно наблюдать за тем, как люди в церкви реагировали на ту же самую истину. Много раз я видел своими глазами те почвы, о которых говорил Христос в притче о сеятеле. Были люди, которые сидели и слушали часовую проповедь, но после разговора с ними становилось понятно, что мыслями они были совершенно не в церкви. Я даюсь диву, когда встречаю членов церкви, которые годами посещают собрания. Как бы слушают. Но из их заключений можно сделать вывод: у их сердца нет ушей. Были и те, у которых были уши. Они слушали, соглашались и даже пересказывали проповеди другим, но годы спустя нужно было признать: их жизнь и услышанное Слово так никогда и не пересеклись друг с другом. Были, однако, и те, которые не торопились соглашаться, но при тщательном изучении убеждались в конкретной истине и прилагали усилия, чтоб подчиниться ей. Так после известной проповеди "Возможность невозможного" можно было наблюдать, как у одних открылся ум к пониманию Писаний, а у других замешательство и огорчение были на лицо. Третьи даже не поняли, что прозвучала эпохальная проповедь! Но если после проповеди Воплощенного Слова не все приносили плод, то, чему же удивляться, говоря о реакции на проповедь Его посланников?

Зная свои тенденции в отношении к проповеди в прошлом я понимаю и опасности, которые могут подстерегать меня в будущем. Первая — это привыкание. Новизна, которую я чувствовал в проповеди раньше со временем проходит. Истины становятся все более знакомыми. Но перестает ли истина быть актуальной? Никак! Истина и ее передающая проповедь, — это вещи неземного производства. Они не стареют так же, как и их Автор. Устать от истины можно только в том случае, если созерцать её со стороны. Но невозможно устать, живя истиной. Она и есть жизнь. (Пс. 118:1-20).

Вторая опасность — это уныние. Уныние от того, что стандарт, который проповедь ставит передо мной, слишком высок. Как исполнить всё, что она требует? Есть ли смысл прослушивать следующую проповедь, не исполнив предыдущей? Каждый раз, когда эти вопросы затуманивают мой разум, я возвращаюсь к простой истине: разве я угоден Богу потому, что исполнил все проповеди? О, дьявол был бы рад, если бы я слушал их одну за другой, забыв о Христе, Который исполнил каждую из них, сделавшись моею праведностью.

Опасностей у слушателей немало, и нужно быть начеку. Как только исчезает свежесть радости от исполнения истины, нужно внимательно проверить своё отношение к Слову. Десять лет назад, встретившись с проповедью, я думал, что её секрет- в гении проповедника. Но позже я понял, что гений — в Писании. Пастырь лишь должен правильно понять слово и точно объяснить его слушателям (1-ое Петр. 1:22-25). Я убедился, что нет ничего странного в том, чтобы слушать одного и того же проповедника десять лет подряд, говорящего о похожих вещах. Напротив, очень странно не искать этого. В падшем мире без проповеди не прожить!

Проповеди, наверняка, нужно будет еще многое изменить во мне. И для меня не так важно, кто будет её носителем, лишь бы он верно представлял Бога и Его истину. А я верно повиновался ей.

Евгений Шкаровский

пастор служения для детей и родителей "Следующее поколение"
Библейская церковь "Слово благодати", Battle Ground, WA

Родился в г. Джамбуле (Казахстан) в семье христиан. Прожив восемь лет в г.Новороссийске, в 1991 г., Евгений переехал в США вместе со своими родителями. Суть настоящего христианства стала ясна ему из проповедей и практической жизни пастора церкви Алексея Коломийцева. Обратившись к Господу, Евгений загорелся желанием помогать другим молодым людям искать счастье в подчинении себя Христу. Лучшей школой пасторства для Евгения стала поместная Библейской Церкви "Слово благодати" г. Бэтл Граунд, а учителями - ее братья-служители. Кроме того, с 2002 г. Евгений обучается в Библейском Институте “Слово благодати”. Параллельно со служением, Евгений Шкаровский получил образование фельдшера и работает в госпитале по настоящее время. Летом 2006 г. Евгений женился на Ирине. Сейчас они воспитывают двоих детей. Начиная с лета 2011 г. является пастором детского служения.

 

Похожие материалы (по тегу)