В данный момент идет прямая трансляция богослужения.

Нажмите на кнопку справа, чтобы перейти на страницу трансляции с более подробной информацией.

Репортаж: Стратегическое развитие церкви

20 января 2012 г.
Автор: 
20 янв 2012 Репортаж: Стратегическое развитие церкви

8 января 2012 года навсегда войдет в память членов церкви “Слово благодати”, как поворотный день нашей истории. Первое воскресенье каждого месяца, начиная с осени прошлого года, мы посвящали обсуждению и молитве о текущих церковных вопросах: развитию молодого поколения, отношению к евангелизации, нашему влиянию посредством медиа-служения, радио и другим. Наконец, мы подошли к самому ответственному моменту. На повестке дня - наша церковная идентичность и, как следствие, перспективы развития. Каковы основополагающие принципы нашей церкви? Каковы наши задачи здесь, на земле? Что будет с нами через 10, 30, 50 лет? Кому мы станем благовествовать? На каком языке мы будем поклоняться? Кто будет вести церковь, и, какие служения станут наиболее приоритетными? Наша церковная семья собралась вместе для того, чтобы дать ответы на эти вопросы.

Одним из факторов, заставивших нас пересмотреть стратегию развития церкви, было осознание роли, данной нам Господом в погибающем мире. Некоторые представители этого мира пока еще находятся в стенах нашего здания: родители привозят их на занятия воскресной школы, встречи молодежных групп, их пока еще держат друзья из верующих семей. Более агрессивная часть мира лежит за пределами наших стен, но наш подход к тем и другим продиктован одним: любовью, стремлением открыть им Спасителя и радость полноценной жизни в Нем.

Будучи церковью, рожденной в эмиграции, мы какое-то время сохраняли статус-кво, приобретенный в Советском Союзе. Он предполагал почти полную закрытость общины. И до какого-то момента это было наиболее естественным положением русскоговорящей церкви в американском обществе. Церковь стала единственным местом, в котором эмигрант чувствовал себя принятым, защищенным, нужным. Проблема возникла, только когда стали подрастать дети. Обществу, с которым они быстро ассимилировались, на первый взгляд не такому безбожному, была принесена в жертву не одна сотня молодых душ. Многие так и не смогли справиться с валом искушений, который обрушился на них в учебных заведениях, в общении с друзьями и через средства массового развлечения. Неспособность старшего поколения понять и помочь создала разрыв между поколениями. Соприкасаясь с англоязычными верующими, молодые люди стали все чаще подвергать критике традиции и форму богослужения, естественную для их родителей. Наш идеальный мирок, где мы могли беспрепятственно поклоняться Богу со своими детьми, трещал по швам.

Вот, какой знали нашу церковь 10 лет назад. Так бы оно и было, если бы не группа братьев, ревновавшая по Богу и любящая своих людей. Для них задачей первостепенной важности стало не сохранение советских пережитков, а спасение и утверждение душ. Именно служителям Славянской баптистской церкви принадлежала идея найти пастыря, который смог бы повести церковь в этих новых для нее обстоятельствах. По милости Божьей такое решение пришло. Его эффективность была не столько в человеке, сколько в корректировке подходов к развитию церкви. Богоцентризм, преданность Писанию, авторитетная и ясная Библейская проповедь, здравое и понятное руководство, пастырское душепопечение – все это стало жизнью нашей церкви в последние несколько лет. Благодаря этим переменам, сотни молодых жизней и семей были спасены, церковь из слабой и умирающей превратилась в активную, развивающуюся и влиятельную. Сегодня она известна как платформа для возвещения Божьей истины по всему миру. Только в прошлом году наши проповеди прослушали более 500 000 раз более чем в 115 странах мира.

Однако жизнь не стоит на месте. Бурное развитие технологий, социально-экономические изменения, ужасающее разложение морали и негативные изменения в христианском мире – все это требует постоянной точной реакции руководителей церкви. Они призваны обеспечить ее дальнейшее развитие, не позволив внешним обстоятельствам его ограничивать. Более того, наша жизнь, как эмигрантской церкви, имеет свои уникальные особенности. В данное время, более 80% нашей общины понимают по-английски и по-русски, около 10% не знают английского совсем и примерно 10% едва ли знают русский. Предпочтение русского языка над английским сегодня приходиться на 25-ти летний возраст с постоянной тенденцией к увеличению.

Все это ставит новые задачи для церкви. Мы не можем продолжать движение по инерции, исходя из реалий вчерашнего дня. По этой причине пресвитерский совет церкви посвятил несколько месяцев подробному исследованию вопроса ее стратегического развития в ближайшие годы и десятилетия.

Понимая, что церковь принадлежит Иисусу Христу, служители подходили к этому вопросу, руководствуясь не собственными интересами, а тем, что в наибольшей степени будет способствовать созиданию общины и распространению ее влияния в мире. Известно, что, уточняя вектор своего движения, ни одна церковь не только сбивались с курса, но и исчезала вообще. И потому служители церкви старались быть особенно осторожными в своих суждениях и выводах.

Ключевым элементом собрания была презентация пастора Алексея Коломийцева, представившего общую картину состояния “Слова благодати” на сегодняшний день. Подчеркнув неизменность основ веры, богословских принципов и философии служения, пастор Алексей указал на национально- культурный аспект нашей церкви, как на потенциальную сферу проблем в будущем. Вопросы языка и культуры чаще всего осложняют развитие церквей в эмиграции. Но служители нашей церкви предложили превратить этот недостаток в преимущество. И это оказалось вполне возможным.

Главным элементом нового подхода является изменение общего взгляда на нашу идентичность, как церкви. Наше уникальное положение позволяет нам эффективно достигать Библейской истиной носителей обоих языков. Это помогает русскоязычной части церкви рассматривать наших членов, говорящих на английском, своими представителями и евангелистами в англоязычной среде. В то же время, те, кто говорит по-английски, видят наши русскоязычные ресурсы, как мощный инструмент провозглашения Евангелия в русскоговорящем мире.

Чтобы это стало возможным, служителями был разработан подробный план. Его главный элемент–открытие англоязычного служения. Для этого необходимы молодые служители, имеющие прочную духовную базу и хорошо говорящие на обоих языках. Предложенный план позволит плавно перейти к служению на двух языках. Сохраняя общее руководство церковью через 5-7 лет, братья планируют сделать второе утреннее богослужение на английском языке. Это позволит развивать англоязычную часть церкви, при общем превалировании русскоязычной. Если служение на английском языке будет эффективно прогрессировать, то примерно через 15 лет, англоязычная часть церкви станет основной. При этом русскоязычная часть церкви сможет эффективно продолжать свое служение на протяжении последующих 15-20 лет. Кроме того, если Бог продлит жизнь и позволит церкви развиваться дальше, при необходимости русскоязычное служение церкви можно сохраниться, как минимум до 2062 года.

Такой подход позволит церкви сохранить ее эффективность на многие годы. Верующих во все времена характеризовали ни язык, ни национальность, а вера, благочестие, сила любви и посвященность спасению грешников. И это- те принципы, которым мы хотим быть верны до прихода Спасителя.

Можно безошибочно назвать это собрание одним из самых волнующих для многих членов церкви. Услышав предлагаемый план, многие выдохнули с облегчением, благодаря Бога за то, что Он не лишает Своего водительства пресвитеров церкви. Крайне важно, чтобы такие изменения происходили при поддержке всей общины, чтобы целесообразность и библейское основание предстоящих перемен были поняты каждым членом церкви.

По всей видимости, это получилось. Собрание стало вдохновением и ободрением для многих присутствовавших. Вот, что можно было слышать в коридорах церкви, заполненной прихожанами, оставшимися дольше прежнего для чаепития и обсуждения представленной стратегии.


Вера Шевченко, 73 года: “Бог дает мудрость нашему руководству предвидеть нужды и возможности нашей церкви. Думаю, видение братьев очень правильно. Рада, что и мы не были оставлены без служения на родном языке”.

Вера Манюхина, 70 лет: “Прежде всего, мы должны научиться думать не о себе, а о людях, которые погибают. О нашей собственной молодежи. У нас так много грамотных молодых людей, которые могут достигать англо-говорящих неверующих и созидать Божью церковь! А мы не будем переставать молиться за Алексея с Татьяной и грядущие перемены”.

Любовь Иванова, 55 лет: “Для меня было важно отметить, что Алексей, служитель большого уровня, не боится прилюдно признавать свою ограниченность в том, чтобы свободно проповедовать на английском языке. Зная, что он владеет им на достаточно высоком уровне, приятно видеть, что он предъявляет к самому себе высокие требования в вопросах питания церкви”.

Александр и Ольга Путилины, родители двоих детей (отвечая на английском): “Мы хотим поощрять наших детей бояться Бога и благочестиво жить перед Ним. Для этого мы предъявляем требования, в первую очередь, к себе. Они должны видеть без фальши наше богоцентричное христианство. Они должны быть способны оценить нашу личную приверженность Христу и полноту жизни в Нем, чтобы в свое время посвятить жизнь Господу. Если кто-то склонен считать, что из-за молодежи наша церковь готова поступиться принципами, он в корне неправ. Мы можем сохранить язык, традиции, но отрезать людей от Евангелия, делясь им только на русском. Мы учимся думать о наших детях в свете того, какими мы хотим их видеть в двадцатилетнем возрасте. Эта отрезвляющая мысль помогает нам не жить угождением себе, достигая временных благ, и, ленясь кропотливо работать над характером своих детей. Она ставит на колени и заставляет молить Бога о своих чадах”.

Shawn Syhlman (лидер англоговорящей домашней группы): “Для нас посещать эту церковь - благословение. Мы были в некоторых англоязычных церквях, но нигде нам не было так хорошо, как здесь. Мы думаем, что новая направленность церкви позволит нам более свободно свидетельствовать нашим близким и соседям. Впрочем, для меня было бы бoльшей проблемой не отсутствие родного языка, а отсутствие библейской проповеди. Церковь, на каком бы языке она ни говорила, должна быть местом активного созидания душ. Что касается меня лично, то до сих пор, когда я встречаю кого-то, кто не говорит по-английски в нашей церкви, Бог всегда посылает мне брата или сестру, способного перевести. - Как вам кажется, были бы возможны такие теплые семейные общения, как в этот вечер, если бы наша церковь примкнула к какой-то здравой американской общине и просто растворилась в ней? - Я, думаю, я не могу прочувствовать той особой душевности, которую имеют здесь русские люди. И мне сложно представить, как бы это выглядело в американской церкви”.

Марина Кузькина и Яков Жеребненко (отвечая на английском): “Мы планируем пожениться через несколько месяцев и, если Бог даст нам детей, мы будем фокусироваться на воспитании их в страхе Божьем. Мы будем стараться говорить с ними об угрозах мира, показывая его истинную суть, иллюстрируя это библейскими принципами. Мы не можем сказать, что дело в разлагающейся американской культуре. Дело - в пропитанной грехом душе. Просто в разных странах условий для реализации этого греха больше или меньше. Хотя мы выросли здесь, и для нас проще говорить и слушать проповеди на английском, но наш менталитет очень сильно отличается от менталитета американцев. Впрочем, как и от русских. Мы бы никогда не смогли чувствовать себя комфортно в типичной американской церкви, равно как и в классической русской. Поэтому русская эмигрантская церковь - это наш дом. Однако если у нас будет выбор между служением на русском и английском языках, то, имея детей, мы предпочтем посещать русскоязычное служение. Мы видим пользу в том, чтобы дети общались со своими сверстниками из типично русских семей, где больше развита дисциплина, ответственность, уважение к старшим. Американские подростки редко хранят субординацию и умеют контролировать себя. Мы надеемся, что добавление служения на английском поможет тем, кто еще не достиг 13-14 летнего возраста и не попал под влияние разлагающегося мира, которому их родители, едва ли, могут противостоять”.

Brittany Rands, регулярный посетитель церкви (отвечая на английском): "Для человека важно быть единым с теми, кто верит в истину, и по возможности, иметь духовную поддержку среди людей своего возраста. Поэтому я с удовольствием посещаю класс «Основы веры». Единственное, иногда мне бы хотелось знать, о чем все эти люди говорят после собрания, но переводимые проповеди и домашняя группа на английском языке перекрывают этот недостаток. - Есть ли опасность для нас, как для церкви, перенять от американской культуры ее плохие стороны? - Мы должны быть на страже того, чтобы истина Слова Божьего трактовалась так, как она представлена в Писании, и любой вопрос решался на этом основании. А дальше - это вопросы этики и здравого смысла. Что касается влияния культуры, то, думаю, у эмигрантов есть тенденция видеть нас единым американским обществом, в то время, как мы очень неоднородны, представители разных культур наполняют одну страну. Поэтому люди делятся не по национальностям, а по их отношению к Богу".

Наталья Крюкова, 33 года: “Я надеюсь, что стратегия нашей церкви поможет и другим русскоязычным общинам в Америке двигаться в правильном направлении”.

Виталий Меркулов, 26 лет: “Я благодарен Богу, что у нас в общине нет конфликта поклонений. Смотря на то, как мы встречаем изменения, было очень приятно видеть, что взрослые люди открыты к тому, чтобы помогать молодым расти духовно. А те, в свою очередь, любят церковь и желают ее созидать вместо того, чтобы уходить и создавать свою собственную, молодежную”.

Александр и Анна Вавилины, (30 и 26 лет):

- Мы понимаем, что проникновение американского языка неизбежно. Те церкви, которые игнорируют эту проблему, сталкиваются в итоге с еще большей: молодежь не хочет слушать русскую проповедь, церковь делится и молодые люди уходят из нее.

- Церковь, это - тело, глава которого - Христос. Спокойны ли вы за то, что будущие перемены полностью отвечают Его целям?

- Христова цель - сделать нас светом для мира. Наша ответственность - не сохранить язык или культуру, а развивать сердечное поклонение Богу, на каком бы языке и в каком бы контексте это ни было. Поэтому у нас есть мир и полное согласие с тем, что представили братья.

- Где вы видите себя через 30 лет?

- Мы относим себя к категории людей, которые прекрасно слушают проповеди на обоих языках. Русский нам ближе только потому, что мы читаем Библию и посещаем собрание с проповедью на этом языке. Когда начнет доминировать английский, мы легко перестроимся".

Николай Ямов, 32 года; Леонид Чередай, 37 лет; Алексей Богданов, 35 лет:

- Что вы думаете о новой стратегии церкви?

Николай: «Идите, научите все народы- вот, какая цель поставлена перед нами. Если мы зациклимся на сохранении своего языка, то придет 62-ой год, и мы заглохнем. А распространение Евангелия имеет перспективу, т.к. не спасенных англоговорящих людей вокруг нас много».

- Не боитесь ли вы, что в будущем останется маленькая горстка русскоговорящих и огромная англоговорящая церковь, и ваши дети оторвутся от вас?

- Главное, чтобы в них была живая вера и главою англоговорящей группы был Христос. Кто знает, может, через 30 лет они будут говорить на испанском?

- Какой категории людей вам чаще всего удается свидетельствовать?

- Так складывается, что круг общения составляют русские. Большинство людей, которые здесь живут,- либо выходцы из верующих семей, либо те, кто каким-то образом слышал о Боге. Нет открытых атеистов. Но с теми, кто посещал или посещает другие церкви, да, и с неверующими, я стараюсь всегда говорить о Евангелии, о том, что Бог делает со мной в последние 2-3 года.

Леонид: « У меня больше получается свидетельствовать американцам: я - таксист и вожу их с работы и на работу».

- Сегодня ваше видение жизни церкви немного дальше. Как это повлияет на ваш подход к воспитанию детей, на подготовку их к реальности будущей церкви?

Алексей: «Не зависимо от того, на каком языке будет говорить церковь, мы учим детей бояться Бога. Я сказал на днях им то же, что и Екклесиаст: «Бойся Бога и заповеди Его соблюдай, ибо в этом все для человека». Надо быть реалистами: мы - русские люди, переехавшие в Америку. Наши дети уже сейчас находятся не в славянской культуре. Главное, что нас беспокоит,- это сохранение страха Божьего и отсутствие толерантности ко греху. Если она появится - это будет началом конца.

Леонид: Мне сегодня сын задал вопрос, может ли он быть пастором, когда подрастет. Я ответил ему, что, если он поставит себе целью ходить на группы, разбор Библии, молитвенные встречи, обращаться за душепопечением, то он сможет в будущем созидать церковь. А для себя я подумал, что не хочу быть подножкой в этой церкви кому-то, препятствием в евангелизации неверующих и духовном росте. Я хочу, чтобы дети задавались вопросом, что я буду делать в этой церкви, когда придет 62-ой год. Для меня главное, чтобы у них было богоцентричное мировоззрение и правильное отношение ко греху. Я из Узбекистана, и наша культура отличается от русской. Но я учу моих сыновей Библии и тому, чтобы в них был характер Христа, а не русского или узбека.

Расписание служений

Утреннее богослужение (на русском):
Воскресенье: 9:00am - 11:00am

Утреннее богослужение (на английском):
Воскресенье: 11:30am - 1:30pm

Молодежное собрание (на английском):
Воскресенье: 6:00pm - 8:00pm
Библейский час:
Среда: 7:00pm - 8:30pm

Семейное собрание:
Смотрите "Календарь событий"

Домашние группы:
Пятница: 7:00pm - 9:00pm

Как нас найти

Word of Grace Bible Church
1317 NW 12th Ave
Battle Ground, WA 98604

(найти адрес на карте)

Телефон: (360) 687-3962
E-mail: church@slovo.org